ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Термоядерная «картинка», или Теледебаты-2

В фокусе

Не успели закончиться телевизионные дебаты в Палату представителей, как наша непредсказуемая белорусская действительность преподнесла что-то вроде их второго тура. Только не в уюте телевизионных павильонов, а на улицах городов.

Очередной пикет кампании «Говори правду» возле универсама «Фрунзенский» удостоился налета «людей в штатском». Подробнее о том, как это происходило, можно прочитать здесь

По мнению всех, кто оказался свидетелем таких налетов, главным объектом были журналисты, работавшие с фото- и видеотехникой. Их задерживали «жестко», попросту говоря, жестоко избили и повредили аппаратуру. За неделю до того я сам присутствовал на таком же пикете «Говори правду» в людном месте, у супермаркета «Корона».

Пикет снимали несколько камер, а стоявшие неподалеку милиционеры вскоре мирно удалились. А сейчас вот – пожалуйте! В тот же день на площади Калинина милиционеры задержали двух молодых людей, которые задавали прохожим один и тот же вопрос: «смотрят ли они теледебаты и как их оценивают?». Студента-журналиста Валентина Михальцова и его друга Вячеслава Пешко, выполнявших учебное задание, отвезли в «ментовку», где камеру и видеоматериалы изъяли.  

Если искать в этом некий политический умысел, то можно свихнуться. Громят то движение, которое с выборов (как другие партии) не снимается, что способно создать иллюзию «демократичности» кампании у международных наблюдателей. То есть, политического смысла - никакого. Но есть маленькая деталь. Задерживают не общественных активистов, а именно людей с камерами. Всех и везде.

Сомнений не остается. Идет охота на тех, кто способен создать и распространить пресловутую «картинку». Этот термин профессиональных телевизионщиков знают сейчас и люди в погонах, именно «картинка» представляет для них наибольшую опасность и объект запрета.

Это не только сейчас, в эти дни наблюдается. Это происходит ежедневно и на протяжении многих лет. Несколько последних случаев зафиксировали операторы телеканала «Белсат». Из фактов препятствования их работе телевизионщики сотворили все ту же «картинку». Посмотрите, это поучительно.

Во многих случаях милиция реагирует на сообщения неких «бдительных» граждан, которые «засекли» камеры в людных, общественных местах. И я охотно верю, что таких граждан у нас много. Они искренно считают, что появление камеры – это вопиющее нарушение установленного порядка, что-то вроде хулиганства. Печально, но это так. В отличие от многих других стран, где мне приходилось работать (Литва, Польша, Германия, США, Швеция, Норвегия) и где и простые люди, и начальство охотно идут на контакт с журналистами, у нас их боятся.

Однако далеко не все. Программа «Маю права» на «Белсате» переполнена свидетельствами того, что такие же «простые» граждане видят в журналистах людей полезных, способных донести до этой власти (до которой никак иначе не достучаться) их проблемы и горести. И в этом смысле бабулька из-под Борисова (от нее требуют налог за проданные два литра брусники), застройщики из Уручья в Минске (микрорайон уплотнили домами для ОМОНовцев), женщина из Глубокого (судится с соседом-начальником из-за двух оттяпаных им соток), тысячи и тысячи других людей – надежда и опора настоящей, независимой журналистики.

Вы можете просмотреть подборку программ «Маю право».

и убедиться, что Беларусь, на самом деле, - живая и динамичная страна, где живут и борются множество активных, честных и бескомпромиссных людей. Это совсем другая страна, не та, которую мы видим на экране БТ. И в этой стране живет очень много европейцев, заслуживающих это звание в гораздо большей мере, чем некое чиновное мурло, сидящее в государственном кабинете и нарушающее законы ежедневно и ежечасно. Они, эти люди – от бабульки до компьютерщика-программиста – европейцы именно потому, что видят в журналистике силу, способную изменить нашу жизнь.

Именно таким же образом рассуждали те, кто, прикрываясь интересами народа, видел в журналистике своего верного союзника. Правда, только до тех пор, пока не пришли к власти. Но это не забылось

Повторю фрагмент этой видеозаписи:

 «Средства массовой информации просто насилуются. Журналисты боятся. Когда я на своей шкуре испытал вот это давление и отсутствие всякой возможности иметь вот это окно в мир.. я убедился, что телевидение нужно иметь и не государственное, и государственное, и коммерческое»

Действительно, в 1994 году кандидат «от народа» испытал на себе все прелести того, чему он сейчас сам подвергает своих политических оппонентов. Была и пресловутая история со стюардессой, у которой он якобы украл фен и парфюм, были и другие подобные казусы.

Но было и кое-что иное, чему я был прямым свидетелем и о чем хотел бы напомнить сейчас. Именно тогда же, в 1994 году, кандидат в президенты Лукашенко получил самое «смотрибельное» эфирное время на том самом, государственном телевидении, благодаря чему его выступления видела наибольшая часть телевизионной аудитории.  А перед тем он и его сторонники беспрепятственно выступали в прямом, безо всяких записей, эфире. Впрочем, как и все остальные.

Вспоминаю такой случай. Где-то в мае-июне 1994-го года это было. В студию приглашены члены различных политических партий и движений: «проправительственный» ученый, ярый «оппозиционер», один из руководителей БНФ, еще один - убежденный коммунист, а также представитель команды  кандидата в президенты Лукашенко. За пять минут до прямого эфира вместо «представителя» появляется сам кандидат, Александр Григорьевич, и скромно так спрашивает меня: «А я могу быть участником этой передачи?». «Да помилуйте, Александр Григорьевич, пожалуйста!». И мы пошли в прямой эфир, и дебатировали сорок пять минут, и никто никого не укорачивал, только неумолимое эфирное время. А потом были официальные теледебаты, где идущий к власти молодой кандидат говорил все, что хотел.

Это тоже можно напомнить.

Но именно тогда новый руководитель государства осознал, какая это сила – телевидение. «Термоядерная», по его собственному выражению. И понял, что с ним надо делать.

В приведенной выше цитате я бы отметил особо последние строки: «…телевидение нужно иметь и не государственное, и государственное, и коммерческое».

Все неосознаваемое носит, по Фрейду, и сексуальный подтекст, двойной смысл.  Что и происходит.

Власть действительно «имеет» имеет и государственное, и негосударственное, и коммерческое.

Но настоящая «термоядерность» телевизионной картинки заключается в том, что выстроенная и причесанная, она выявляет ту ложь, которую хотят прикрыть. Это со всей очевидностью показали телевизионные дебаты кандидатов в «палатку», а также их второй раунд, развернувшийся на улицах белорусских городов.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: