ОБ АВТОРЕ

 

В журналистике с 1992 г. 

С 1995 г. был «соучастником» создания новых независимых масс-медиа в Бобруйском регионе и их менеджером.

Работал собкором  «Комсомольской правды» в Беларуси», спецкором «Московского комсомольца» в Беларуси». Сотрудничал с рядом других республиканских СМИ.

В 2001 г. создал собственную Школу молодого журналиста, которая, действуя на общественных началах, просуществовала три года.

С 2003 г. по настоящее время – главный редактор газеты «Бобруйский курьер», которая теперь выходит только в электронном виде.

Профессионально занимается литературой.

Член Рады БАЖ.

Вы здесь

Время Чуркиных

Фельетоны

Иван Чуркин был когда-то стройным спортивным вьюношей с задатками порядочного человека. Но затем брсм и Магарычев его испортили.

Да, Магарычев, для тех, кто не знает, – это начальник идеологии в заштатном провинциальном райисполкоме (главное в этом слове, разумеется, – «рай»), гордящийся, когда выпьет, своей избыточной голубой кровью, а также статусом служивого, государственного (!) человека. Не понимающий, дурачок, что служители фашистского культа некогда гордились этим же.

Так вот, прошло энное количество лет, и перед нами уже вполне сформировавшийся the man, именуемый нами Чуркиным, идеологически обрюзгший, раздувшийся на брсмовских харчях до такой степени, что уже перестал помещаться в объектив фотокамеры.

Выступая на вторых-третьих-четвертых-пятых ролях в нашем идеологическом балаганчике, он посылается «твердой» магарычевской рукой в самую гущу оппозиции или, например, к господину фотографу, служившему ранее в военной авиации и, так сказать, видавшему «земноводных» идеолухов –  в качестве «груза 200». 

Да, тут как раз местная оппозиция (натужно, как заклинание, много лет называемая Магарычевым и Чуркиным, «оппами», но не говори «опп», пока не перепрыгнешь) затеяла Народное собрание. Вече, так сказать.

Наивные. Не понимают, что, пока самый главный смотрящий не даст добро, то они – и не оппозиция, и не граждане, и не люди даже, просто никто…

Ну вот, вышли не «шчыльнымі рядами», но все же… И сразу попали  в окружение идеолухов и полицайн. Причем, попали,  как вышедшие, так и журналисты, вознамерившиеся на это «чудо» посмотреть

И вот он – звездный час  г-на Чуркина! В самый ответственный для м-м-м-вд и гэ-гэ-гэ-бэ момент, когда уже готовится захват главного местного оппозиционера, вздумавшего возмечтать о правах и свободах, в этот самый момент пузо Чуркина появляется в фотообъективе бесстрастного фотографа, спустившегося некогда с небес на грешную землю, и, стыдя весь белорусский народ своей брсмовской избыточностью, начинает маячить туда-сюда, сюда-туда…. Мешая фотографу снимать, фиксировать то, что они с Магарычевым затеяли сделать с главным оппозиционером.

А тут и капитан Пархатов, на глазах, как оборотень, превращающийся в майора, и майор с восточной фамилией Ума-Лишевский, большой любитель Достоевского (кажется, это взаимно), уже появляются на авансцене.

Молодчины! Герои-одиночки! Сделать им срочно на одном месте наградные татуировки с выдержками из уголовного кодекса! Например, из 198-й статьи…

Но это еще не все, не конец истории. Потому что пока наши марионетки веселились и дергали, как заводные, ручками-ножками, автор пьесы изволил отдыхать и не знал, не ведал, что его куклы решили играть самостоятельно.

Скоро, скоро он проснется и снова отправит их в пыльный чулан, где им и полагается быть.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: